Post navigation
Россия

Фудшеринг в русскоязычных СМИ

О фудшеринге с момента его появления в России и СНГ были написаны сотни статей. Они рассказывали как о сотрудничестве с магазинами, так и о передаче еды в соцсетях между людьми; кто-то из журналистов общался с нами или другими активистами, кто-то писал материал по источникам в интернете и собственным наблюдениям. У нас накопилась подборка самых смешных, грустных и безумных заголовков, которыми авторы снабжали свои материалы.

Креатив



Берется пословица, поговорка или мем, содержащий слово “еда”, название продукта или созвучное ему слово, создается каламбур. Фудшеринг – это ведь про еду.

  • Кто успел, тот и съел
  • Отдам еду в хорошие руки
  • Еда не приходит одна
  • Поделись картошкою своей
  • Чем в таз – лучше в нас
  • Выбросить нельзя съесть
  • Раскусить фудшеринг
  • Спасите наши суши
  • Фудшеринг – с чем его едят?
  • Фудшеринг – круче, чем фудпорн
  • Фудшеринг: пришла еда, откуда не ждали
  • Встать! Суп идет: в Подмосковье набирает популярность движение фудшеринга
  • Сыр без мышеловки

По креативным заголовкам читателю не понятно, о чем пойдет речь, но ему обещают что-то развлекательное. Такие каламбуры снижают градус серьезности, показывают ироничное отношение к предмету. Очень часто в таких статьях фудшеринг представлен как явление маргинальное, как субкультура, отвергающая традиционные ценности и традиционное потребление, приближающаяся к фриганизму, или как развлечение скучающей молодежи.

Сенсация

Если издание стремится любыми способами привлечь внимание широкого круга читателей, оно использует заголовки:

  • 10 способов питаться в московских кафе (почти) бесплатно
  • Где могут бесплатно поесть студенты и пенсионеры
  • Почему стало модно доедать за другими
  • Поешь бесплатно – спаси планету

Текст этих заголовков намеренно утрирован и упрощен. Он пытается поймать читателя на стандартную рекламную наживку: еда, обещание халявы, чувство собственной значимости. Тема фудшеринга представляет уникальную возможность использовать все сразу, поэтому она так любима журналистами.

Драма

  • С голоду не погибнем: на Урале организовали обмен едой
  • Фудшеринг. Поедание объедков или помощь людям?
  • Новый вид подаяния – фудшеринг

Эти заголовки тоже содержат элемент неожиданности, однако не столько цепляют читателя обещанием лайфхаков, сколько затрагивают глобальную проблему голода. Именно такие заголовки обнажают полное отсутствие в массовом сознании экологической повестки. Значит ли это, что экологическая повестка неактуальна для нашей страны и постсоветского пространства, и проблема перепотребления не стоит? Разумеется, нет. Из-за острого социального неравенства разрыв между выросшим уровнем потребления элиты и даже среднего класса, и положением миллионов бедных, малообеспеченных и просто нищих граждан очень велик. Последствия перепотребления уже ощутимы, но у существенной доли населения нет доступа даже к необходимому набору товаров и услуг. Озабоченность не только ежедневным выживанием, но и экологическими последствиями и жизнью поколений будущего возможна только при условии закрытых базовых нужд: потребности в пище и безопасности. Невозможно копить на отпуск, когда не на что купить хлеб и нечем платить квартплату.

Здесь также вспоминается исследование ВШЭ о смысловых контекстах выбрасывания и сохранения еды в России, где вводится понятие “гастрономической травмы” – пережитых периодов голода в Великую Отечественную войну, послевоенное время и во времена дефицита 1980–1990-х гг.

***

Фудшеринг, созданный по западной модели, не может и не должен существовать ровно в том же виде, что и в Европе, даже если проблема пищевых отходов актуальна для нас всех. В разных европейских странах и даже в разных городах он имеет свои различия и нюансы.

Иронический тон многих заметок, отношение к фудшерингу как к явлению маргинальному во многом вызваны диссонансом между транслируемой экологической идеей и мотивацией подавляющего большинства как забирающих еду в российском движении, так и отдающих. Негативные комментарии в духе “да как можно отдавать и есть объедки?” часто объясняются влиянием той же самой коллективной травмы голода: показное презрение к сбережению пищи и даже демонстративное выбрасывание могут быть не только манифестацией собственного благополучия, но и стремлением преодолеть страх голода.

В Европе активисты устраивают различные мероприятия – Disco Soup Day и другие фестивали – с целью “рекламировать” фудшеринг, убедить людей брать эту еду. У нас же нет острой необходимости доказывать, что еда из фудшеринга пригодна. Практически на любые продукты, списанные организацией, выстраивается очередь желающих. Именно поэтому появляются саркастичные заголовки в духе “поешь бесплатно – спаси планету” и подвергается сомнению тезис о том, что те, кто забирает продукты для личного употребления, делают это из экологических побуждений.

Давайте посмотрим, какую долю спасенная еда занимает в объеме общих потерь продовольствия. За 2 с лишним года существования проекта мы спасли более 200 тонн продуктов. Пусть будет 100 тонн в год. Объем еды, спасенной другими проектами по фудшерингу, нам не известетен, но пусть будет еще дважды по столько же. Получается, максимум 300 тонн в год, скорей всего реальная цифра меньше.

С 2015 по 2017 год на таможнях было уничтожено более 15 000 тонн “санкционной” продукции – более 7 500 тонн в год. Это в 25 раз больше, чем спас фудшеринг. По оценке Росстата, каждый год в сельскохозяйственных, перерабатывающих и торговых организациях выбрасывается более 1 000 000 тонн зерна без учета продуктов переработки, около 500 000 тонн овощей, 38 000 тонн рыбы и морепродуктов, 17 900 тонн мяса и мясопродуктов, 105 700 тонн фруктов и ягод и так далее.

Значит ли это, что фудшеринг бесполезен с экологической точки зрения? Разумеется, нет. Даже если спасенный объем – это лишь капля в море, сам факт спасения и успешного распределения этой еды позволяет открыто говорить о проблеме и делать ее публичной. Точно так же, как и каждая проведенная акция по сбору вторсырья и каждая крышечка, добавленная в сбор #добрые_крышечки, сама по себе не спасет нас от свалок, но позволяет рассказать другим, как и зачем ты сортируешь мусор, а значит, пусть очень медленно, но двигаться вперед. Мало кто читает отчеты Росстата, и по сухим фактам довольно трудно представить, где все эти сотни тонн продуктов, как они выглядят и можно ли что-то сделать, чтобы их спасти, а главное, есть ли в этом смысл. Спасая ежедневно сотни килограммов продуктов и раздавая их людям, видишь, что по большей части это отличная, пригодная еда, не сильно отличающаяся от еды в магазине.

 

Количество благотворительных фондов, пунктов помощи, многодетных семей, одиноко живущих пенсионеров и людей с ограниченными возможностями, которые рады получить эту еду, показывает недостаток социальной поддержки и низкий уровень развития инфраструктуры, которая бы позволила им вписаться в жизнь общества и иметь достойный уровень жизни.

Напоследок хотелось бы отметить, что среди представителей СМИ есть и те, кто пишет грамотные, серьезные материалы о фудшеринге и других инициативах, связанных с уменьшением числа отходов и помощью людям. Обычно это специализированные проекты или издания, посвященные экологической или благотворительной тематике – проект «ЭкоПорт», Движение ЭКА, портал “Милосердие”. Мы стараемся и своими силами доносить информацию до читателей, которым небезразличны задачи устойчивого развития и формирование культуры сохранения еды в России и других странах мира.

Анна Успенская